Главная
Фотографии и снимки из журналов и книг
Обложки книг, дисков, кассет
Съёмки, рисунки
Театр
Фильмы 1955-1959 года
Фильмы 1960-1967 года
фильмы 1968-1975 года
фильмы 1976-1998 года
Скриншоты из телепередач
Сканы статей
Ссылки, литература

От автора сайта

Олег Александрович Стриженов - гениальный артист, которого я люблю с самого детства. Фильмы с его участием не становятся с годами менее интересными для зрителей. Его герои любимы не только старшим поколением, но и молодёжью. Мне кажется, что сейчас герои Стриженова - прекрасные, романтичные, глубокие, умные, неоднозначные - особенно нужны людям. Среди невероятного числа боевиков и "мыльных опер" фильмы с участием Стриженова являются настоящим подарком для тех, кто любит кино.

За многие годы у меня накопилось немало фотографий Олега Александровича, статей о его творчестве, которыми мне захотелось поделиться с другими его поклонниками.

Добро пожаловать на сайт, посвящённый творчеству Великого Артиста! Здесь вы найдёте фотографии, журнальные снимки, фото из книг, скриншоты из фильмов и телепередач, сканы журнальных и газетных статей. Если у кого-то есть фотографии и другие материалы, которыми хотелось бы поделиться с поклонниками таланта Олега Александровича, присылайте их мне на e-mail, я с удовольствием размещу всё на сайте.

Ниже вы можете прочесть статью об Олеге Александровиче "Бег иноходца" Веры Камши, ссылку на её сайт вы найдёте в разделе со ссылками и списком литературы.

Бег иноходца

Звезда Стриженова взошла быстро и неожиданно, а светит долго и ярко. Еще в 1954 году молодого актера знали лишь те, кто бывал на спектаклях щукинского училища и Таллинского театра русской драмы; правда, увидев его игру единожды, ее запоминали навсегда. Год спустя, после выхода на экраны знаменитого "Овода", в Стриженова влюбилась вся страна.
Сейчас трудно вообразить, что главную роль в этом фильме мог сыграть кто-то другой, а ведь режиссер Александр Файнциммер и его помощники в поисках Артура перевернули чуть ли не весь Союз. И никто их не мог устроить. Любопытно, что сначала не подошел и Стриженов. Побывавшая на спектакле в Щукинском училище режиссер А.Тубеншляк была очарована игрой молодого актера и, добыв у руководства училища его фотографию, передала ее Файнциммеру. Однако между изображением и живым человеком - дистанция огромного размера. Новый кандидат режиссера не заинтересовал. Съемки перенесли на следующий год, Стриженов закончив учебу, уехал в Таллин, где сразу же покорил театральную публику. Судьбе было угодно, чтобы в Эстонии оказался второй режиссер фильма "Овод" Николай Акимов, который не удержался от искушения взглянуть на местную звезду. Любопытство было вознаграждено - он объявил, что, наконец, нашел Артура.
Заинтригованный "двойным попаданием" Файнциммер пригласил Стриженова на кинопробы. Впрочем, сначала молодого блондина никто всерьез не принимал, ведь среди соискателей роли был уже вовсю заявивший о себе Бондарчук (так впервые пересеклись судьбы этих людей). Но случилось невероятное. Боец по натуре и бешено талантливый человек, Стриженов сумел переломить ситуацию. Пораженная группа видела то мягкого, доверчивого Артура, то прошедшего ад несгибаемого Ривареса. Все сомнения отпали. В марте 1954 года началась съемка. В одно прекрасное утро Стриженов проснулся знаменитым. Театр был оставлен на двадцать с лишним лет.

Второй его картиной стала экранизация знаменитого "Мексиканца" Джека Лондона. И тут Стриженов впервые оказался между молотом и наковальней - зрители фильм приняли, но критики... Критики его объявили "беспомощным повторением голливудских вестернов", хотя исполнителя главной роли снисходительно похвалили.

Затем был "Сорок первый", где Стриженов получил роль, первоначально предназначавшуюся Юрию Яковлеву. Фильм опять-таки имел бешеный успех. Критика же, хваля Стриженова, сочла за благо выдать желаемое за действительное: "Стриженов, не поступаясь правдой жизни и не отступая перед трудностями задачи, показал не только поэтические и привлекательные стороны характера поручика, но и его ограниченность, его духовную бедность по сравнению с наивной и, казалось бы, темной Марюткой".
На самом деле все было с точностью до наоборот. Сыграв честного, безусловно, мужественного, но желающего не убивать, а любить, артист сумел прорваться сквозь время. Казалось, картина вышла не в 1956 году, а в 1986, когда уже не лгали про белых и еще не лгали про красных. Как Стриженову удалось это сделать, понять трудно. Видимо, помогло происхождение: мать артиста в свое время закончила Смольнинский институт, а отец был красным командиром.
"Сорок первый" был отмечен призом в Каннах, а на самого Стриженова началась форменная охота: его хотели снимать все и везде. Казалось, само его участие в картине обрекает ее на бешеный успех. Однако чем больше снимался Стриженов, тем очевиднее становилось, что он не такой, как все.

На "Пиковую даму", "Капитанскую дочку", "Белые ночи", "Северную повесть", "Хождение за три моря", "Его звали Роберт", "В твоих руках жизнь" зрители просто ломились. Высокая классика чередовалась с современностью. Фильмы получали награды - в Эдинбурге, Лондоне, Локарно, Ванкувере, Триесте, Милане. Стриженова начали называть "русским Жераром Филиппом" и ... обвинять в ходульности, "отсутствии творческой наполненности", "внешнем великолепии". Чем больше восхищались зрители, тем больше раздражались критики и кинематографическая элита, чему, разумеется, способствовал и непростой характер артиста. Нет, Стриженов не страдал "звездной болезнью" - это ему еще могли бы простить. Он уважал себя и свою работу и обладал чувством собственного достоинства, будучи убежден, что "режиссер просто обязан знать, кто ему нужен на главную роль. И уважать актера обязан." Случалось, Стриженов предпочитал уйти из картины, но не потерять себя. Особенно ярко его строптивость проявились в случае с "Войной и миром".

То, что лучшего князя Андрея нет и быть не может, было очевидно всем, но режиссер Сергей Бондарчук перепробовал на эту роль всех, кроме Стриженова. То ли душу ела обида из-за уплывшей роли "Овода", то ли он вполне логично предполагал, что на фоне Стриженова остальные отойдут на задний план (а сам Бондарчук, пользуясь режиссерскими привилегиями, в сорок с лишним лет взялся играть девятнадцатилетнего Пьера). То ли, зная характер Олега Александровича, боялся, что найдет коса на камень. Как бы там ни было, но Стриженову была предложена роль Долохова, на которую тот согласился, с интересом наблюдая за поисками Болконского.
Затем последовали два события, одно из которых просчитывалось (в конце концов Бондарчук таки обратился к Стриженову), а второе повергло в шок всех (Стриженов от "роли века" отказался). Впрочем, лучше привести его собственный рассказ: "... звонок раздался: "Старик, нет Болконского!", - я выдвинул Бондарчуку условия. "Первое. Я слышал, говорю, что ты пробы актерские взаперти с женой смотришь, и никто другой их не видит. Так вот, ты мне покажешь все пробы. Все, что наснимал. А во-вторых, в моих пробах ты сам будешь мне подыгрывать. Ну а третье условие я тебе потом скажу, когда результат увижу." Договорились. Я отсмотрел все пробы, похохотал: "Боже, бедный Толстой!" И с упоением отыграл в своих пробах.
Мой Андрей не был "остолбеневшим князем, как потом о Тихонове писали. Он был разным, живым. И когда Бондарчук это признал, тут-то я ему и объявил о своем третьем условии - у тебя, как у режиссера, я играть никогда не буду. Что тут началось! Все газеты и журналы уже дали анонсы..."
В конце концов, к делу подключилась руководившая тогда всей культурой Фурцева. Стриженова вызывают к ней, "по коридору туда-сюда ходит Бондарчук. Только я подумал, вот, может, мы сейчас с ним поговорим, и я его прощу, - а тут секретарша Фурцевой меня к ней на ковер вызывает. За столом - целая коллегия. От Сергея Герасимова до чиновников всяких. Ну, ясно. На испуг будут брать. Но я же Лев! Никого не боюсь... И вдруг слышу из уст Фурцевой гневное: "Я не понимаю, почему вы не хотите играть любимый образ нашей молодежи!?" А я и говорю: "Екатерина Алексеевна, я окончил два учебных заведения - художественное училище и театральное. И только и слышал, что у нашей молодежи всего два любимых героя: Овод и Павка Корчагин. А вот то, что "князь Андрэ" стал любимым образом советской молодежи, я впервые от Вас слышу. Но не печалюсь, ведь Овода я сыграл." Герасимов, сидевший напротив меня, просто заплясал на стуле и с хохотом выбежал из кабинета. А Фурцева многозначительно стала расспрашивать, как я живу. Попроси я тогда орден, звание, другую квартиру - уверен, дали бы..."
Но он не попросил. Он вообще не любит просить, вертеться на глазах у начальства. Хотя артисту кино быть гордым труднее, чем кому бы то ни было. Врач, инженер, рабочий работу себе найдут. Писатель может писать в стол, у барда остается гитара и магнитофон системы "Яуза", но актеру нужно сниматься, нужен зритель.

В 1967 году Стриженов вернулся на театральную сцену. Играл во МХАТе, но главные роли в кино еще впереди. В 1969 году ему все-таки присвоят звание народного артиста России, каковым по сути своей он являлся уже давно. А В 1970 году на экраны страны выходит фильм "Неподсуден". Пожалуй, ни в одной из картин тема предательства, доверия и жажды справедливости не звучала столь пронзительно. Рассказывает режиссер картины Валерий Усков: "Когда мы пригласили Стриженова, у него уже был конфликт с Госкино, был даже приказ, запрещающий его снимать - он сорвал несколько картин. Он мог плюнуть и уйти со съемок. Очень крутой человек. Потом мы его поняли. Дело не в нервном характере, а в том, что он страшно не любил халтуру. Как только он чувствовал режиссерскую немощь или убогость замысла, он говорил: "Jamais" (никогда - фр.) И уходил..."

По опросу журнала "Советский экран", Стриженов был признан лучшим актером советского кино в 1970 году. Потом были "Миссия в Кабуле", "Земля, до востребования", "Юность Петра", "В начале славных дел" и, конечно же, "Звезда пленительного счастья".
Говорят, что если человек совершает трудный, но правильный поступок, судьба потом дарит ему подтверждение: "Да, ты все правильно понял и поступил, как должно!" Олег Стриженов не сыграл князя Андрея Болконского, он сыграл князя Сергея Волконского, героя войны 1812 года, ставшего декабристом. Человека, равного которому по мужеству, благородству и цельности натуры найти трудно. Эту роль даже нельзя назвать "актерской работой". Олег Стриженов СТАЛ "князем Сергием", сумевшим одним взглядом остановить холуя, протянувшего руку к его орденам.

В 1988 году Олег Александрович стал народным артистом СССР, страны, которой оставалось жить всего три года. Примерно столько же оставалось жить и отечественному кино. "Я прошел по "Мосфильму, - с горечью рассказывает Олег Александрович, - гримерный цех уничтожен, в павильоне, где я снимался - склад коробок с итальянской лапшой. Людей, составляющих гордость нашего искусства, забыли..."
Последнее, конечно, справедливо, но только отчасти. Да, новая власть, как и прежняя, окружает себя подхалимствующей интеллигенцией новейшей генерации, среди которой "блистают" и те, кто успел перескочить из старой идеологической лодки в новую. Для них Олег Стриженов, не склонный пинать мертвого льва, хоть и не боявшийся львиных зубов, когда зверь был полон сил, - человек чужой. Да, увлекшиеся коммерцией режиссеры, дружно плетущиеся в хвосте то ли у Голливуда, то ли у чего-то бразильско-обезьянского, не шибко нуждаются в талантливых, умных и эрудированных актерах. Но ведь остаются люди. Люди, которые устав от пустоты и вранья, ищут утешения и моральной поддержки в настоящем искусстве.

Неподдельный и небывало сильный интерес к фильмам прошлых лет свидетельствует о том, что работы лучших наших режиссеров и артистов не только востребованы, но остаются чуть ли не единственным рубежом на пути волны пошлости и безнравственности. И фильмы с участием Олега Стриженова занимают в этой обойме особенное место. Только вот жаль, что такой артист сегодня практически не снимается. Впрочем, нет худа без добра. Олег Стриженов наконец смог посвятить себя живописи, к которой его всегда тянуло. Так уж повелось, что одаренные люди на Руси одарены многими талантами.

Вера КАМША

 контактный e-mail автора сайта - mauru@inbox.ru